Главная

Новости проекта

Библиотека Центра

Сотрудники Центра

Эвереттическая литература

Толковый словарь

Эксперимент

Ссылки

Контакты

Форум

 

Кравченко С.А.

Отчет о встрече с теософами Москвы

Встреча состоялась 15 октября 2007 года в зале библиотеки № 27.
Присутствовало около 20-ти человек в возрасте от 18 до 80 лет.
Вначале мне предложили выступить на заявленную тему «Многомирие состояний сознания». Время выступления не было ограничено. Мне предоставили мультимедийную установку, доску с мелом и стакан воды. В течение полутора часов я говорил приблизительно следующее.


Мне как практикующему психологу часто приходится встречаться с различными проявлениями человеческой психики, в том числе, и с расстройствами душевных процессов у человека. Часто они проявляются в том, что человек совершенно не знает и не помнить своего лица. Более того, когда он иногда посматривает в зеркало, то оно ему очень не нравится. А в крайних формах проявления душевных расстройств - лицо воспринимается как не свое. Подобные состояния свойственны даже профессионалам в сфере психологии, например, психиатрам или психотерапевтам. Один из моих знакомых психиатров как-то поделился своими переживаниями, что однажды утром, когда он подошел к зеркалу, то себя в нем он не узнал. Более того, он посчитал, что его лицо почему-то не его. Данное состояние было следствием длительных дежурств в психиатрической клинике в период новогодних праздников, когда психиатр дежурил и за себя, и за некоторых из своих коллег. Более того, так как он жил рядом с территорией больницы, то его иногда вызывали туда даже во время его выходных дней.
Можно предположить, что данное состояние наступает после длительных душевных перегрузок, непосредственно связанных с другими людьми. Особенно если эти другие люди достаточно выразительны в жестах, мимике, чувствах и эмоциональных переживаниях. Когда эти люди нам небезразличны, и мы проникаемся их переживаниями, заражаемся ими, и живем с ними вместе длительное время. Происходит как бы потеря себя, и перевоплощение в других людей, так как они заполняют все наше пространство сознания, проникая даже в структуры подсознания.
В таких случаях современная психотерапия может применять технологи маскотерапии. Основным методом маскотерапии является портретирование. Во время портретирования психолог-психотерапевт создает портрет клиента, проводя синхронно с этим серию бесед об этапах и смысле жизни, о семейных и родовых отношениях, о социальных ролях и внутренних переживаниях, о формах и символах лица и тела человека, об отличиях и подобии форм лица, об имени и кличках человека, о его сфере увлечений и мечтах. Есть также масса и других тем для сопровождения метода портретирования.
Через некоторое время, подобное портретирование возвращает человека к душевному равновесию, и возвращает человеку адекватность восприятия своего лица. Другими словами можно сказать, что человек возвращается к своему лицу, к своей личности, к своему взгляду на мир и на себя в этом мире, к социально адекватному поведению и мышлению. Человек возвращается к себе, но откуда он возвращается? Можно предположить, что он возвращается от того состояния, в котором он был «не самим собой». Кем же он был? Он был кем-то иным! Чаще всего, человек бывает тем, кто заполнил его сознание, чьими глазами человек смотрел на мир, тем самым не узнавая себя в зеркале.
Человек перевоплощается в другого человека и в некоторых социально приемлемых формах деятельности, например, во время театральной постановки. Талантливые актеры склонны столь сильно перевоплощаться в своих героев, что уже накануне спектакля живут жизнью героя, говорят, движутся и чувствуют так, словно они уже не они, а герой из предстоящего спектакля. Что это? Способность человека, которая в одних случаях – талант, в других – безумие?
Если мы способны видеть мир глазами другого человека, то мы, чаще всего, видим мир иной, так как на мир смотрят уже не наши глаза, а глаза другой личности, со своими мыслями, отношениями, со своим интересом к жизни, что приводит к своеобразию восприятия, своеобразию избирательности восприятия и направленности внимания. Мир иного человека дает нам новый опыт, новое видение обычного для нас мира. Мы, тем самым, обогащаем свой опыт. Но если мы не теряем самих себя, то это положительный процесс. А если мы себя теряем? В этом случае мы живем не свою жизнь, мы не реализуем себя, свои способности, свой потенциал. Жизнь проходит в другом мире, в мире иной личности.
Множество людей, множество миров, как в теории Эвверетта. Многомирие, которое переживает любой психотерапевт, практикующий клиент-центрированную психотерапию К.Рождерса, доступно. Для этого необходимо просто вчувствоваться, вжиться в другого человека настолько, чтобы взглянуть на мир и на самого себя его глазами. Эта способность свойственна человеку изначально, но только у каждого из нас она развита в разной степени. Психологи понимающей психологии должны не только развивать эту способность, но и научиться «защищать себя от потери себя» в другом человеке, от «потери своего лица».
Сам основатель клиент-центрированной психотерапии К.Роджерс описывает случай, произошедший непосредственно с ним, когда он после работы с клиентом (это была женщина средних лет), настолько вчувствовался в ее переживания, понял и принял их, что «потерял себя на полтора года». Целых полтора года коллеги психологи возвращали его назад к себе, стараясь оторвать его от «переживания другого человека в себе». Другими словами, мир личности другого человека стал миром Роджерса, почти вытеснив из сознания личное восприятие мира. Я говорю почти, потому, что Роджерс еще понимал, что он стал иным, и что-то с ним не так. Вернее, что с ним все не так, но он еще есть в этом мире. В крайней же форме проявления феномена перевоплощения в иного человека происходит полная «потеря себя, своего лица и даже имени», когда человек в зеркале не желает видеть истинное свое лицо, или, более того, видит в зеркале уже не настоящее отражение, а то, которое ему диктует его изменившееся сознание.
Эксперимент автопортретирования, поставленный мною на самом себе, дает нам материал для подтверждения вышесказанного. Я в течение месяца ежедневно делал по одному или по два графических автопортрета, сосредотачиваясь на своем зеркальном отражении, желая пережить то, что переживает клиент во время маскоретапии. К концу месяца наряду с другими переживаниями начали наблюдаться следующие эффекты восприятия. В зеркале отражение начало двоиться, и я вместе с настоящим отражением начал наблюдать еще одно отражение, накладывающееся на первое. Второе отражение было не зеркальным, а истинным моим лицом, подобным тому, что я вижу на фотографии. Эксперименты на восприятие, поставленные другими психологами говорят нам, что сознание при длительном восприятии искаженных предметов исправляет их на истинную форму, тем самым, представляя нашему мозгу правильную информацию об объекте. Например, если человеку надеть очки, переворачивающие изображение, то через пару недель их ношения, зрительное восприятие мира все же станет правильным, но после того, как их снимут, необходимо еще две недели, чтобы восприятие вновь перевернулось и стало адекватным.
Подобные эффекты «исправления» отраженного в зеркале образа я наблюдал и у своего клиента, который рисовал автопортрет. Вместо зеркала он использовал стеклянную дверцу книжного шкафа, что давало нечеткое отражение, и вместо внимательного изучения своих черт лица, он только вскользь поглядывал на отражение. В результате, на графическом автопортрете получился не отраженный двойник, а двойник истинный, тот, которого автор видел на фотографиях. Идентифицировать какой двойник было легко, так как клиент имел ярко выраженную асимметрию лица. Он нарисовал не то, что видели его глаза, а то, что знало его сознание.
При патологическом перевоплощении в другую личность человек в зеркале также может видеть два отражения: одно - свое настоящее лицо, а другое то, которое соответствует его «знанию о себе», то есть, не свое лицо. Или, в крайних формах расстройства психических процессов, человек может видеть лицо той личности, в которую он перевоплотился. В этих случаях он может начать называть себя ее именем.
Природная способность человека к перевоплощению способствует не только лучшему пониманию других людей, или таланту в театре, где она востребована, но и такому базовому свойству человека, как познание. В процессе познания мы, при длительной концентрации на объекте познания, частично в него перевоплощаемся, тем самым, познавая его как бы изнутри, мы начинаем его чувствовать всем своим телом и душой. Что-то подобное происходит у настоящих мастеров своего дела. Они знают свой предмет не просто внешне, но и внутренне.
Конечно, при таком проникновенном восприятии мира речь идет уже об особых состояниях сознания. Тема и теория измененных состояний сознания, состояний транса, которые становятся нам доступны при длительной концентрации внимания на чем-либо, бесконечна. Нам же она необходима в той мере, в которой объясняет эффекты восприятия себя и других людей, в которой она объясняет множество миров, доступных человеку, в которой она объясняет карту этого многомирия, где мы должны сориентироваться, и выйти к восприятию своего лица, своей личности, с тому, что считается бодрствующим состоянием сознания и нормой психических процессов и состояний.
Американский психолог Станислав Гроф в своих работах исследует пространство измененных состояний сознания (ИСС) и дает свою картографию этого пространства. Я принимаю его картографию и могу сказать, что ИСС может наступать не только в результате длительной концентрации сознания на чем-либо, в том числе и на своем отражении в зеркале. ИСС может наступить в результате переутомления, стресса, недосыпания, отравления и благодаря другим причинам. ИСС позволяет нам пройти в сферу бессознательного, и черпнут оттуда чего-то такого, что наше сознание и не всегда способно выдержать. Но, вместе с этим, не следует забывать, что структуры и силы бессознательного не покоятся в нашей душе как что-то пассивное, а являются живым и активным началом нашей души. Структуры и силы бессознательного могут определять наше поведение, наши мотивы и отношения, наши мысли и направленность восприятия, его избирательность и продуктивность. Человеческое личное бессознательное, по теории К. Юнга, превышает сознание в разы, подобно тому, как подводная часть айсберга превышает надводную. Если же говорить о коллективном бессознательном, то это просто океан по сравнению с нашим сознанием, которое – щепка в этом океане.
Диалог сознания с нашим бессознательным возможет и необходим. Его не все могут и хотят устанавливать, но данный диалог столь же полезен человеку, как и любой другой, который возможен в социальной среде. При отсутствии диалогичности в социуме люди подобны отдельным планетам, между которыми нет никакой связи. Отсутствие диалога между сознанием и бессознательным – это нонсенс, так как диалог такой всегда есть, например, во время сна, или любого другого измененного состояния сознания. Другое дело, что такой диалог носит случайный характер, и не выполняет должной ему функции в полной мере. Его же основная и важная функция – поддержание постоянной связи сознания с подсознанием, что развивает самопознание, познание других людей, мира настоящего, и более того, мира будущего.
Мир будущего в настоящий момент для сознания не существует, но это еще не значит, что его нет для бессознательных структур личности. В бессознательном личности, или в коллективном бессознательном всегда есть предвестники назревающих событий, которые могут быть доступны нашему сознанию, если оно поддерживает связь в виде диалога с бессознательным. Если мы помимо диалога со своим бессознательным умеем еще и вчувствоваться, перевоплотиться в другую личность, то можно предположить, что нам доступен и мир потенциального будущего другой личности. Другими словами, мы можем предвидеть будущее другого человека, если мы способны проникнуть в его бессознательное. Мы способны предвидеть будущее даже социального сообщества, если обладаем способностью проникать в коллективное бессознательное этого сообщества.
Эти миры доступны благодаря только измененным состояниям сознания, практика которых в современной культуре не достаточно развита. Опыт измененных состояний сознания благодаря С.Грофу стал предметом научного исследования, но он не является общедоступным опытом. Возможно, потому многие ученые до сих пор считают его несуществующим, или выходящим за пределы реального мира. Да, миры измененных состояний сознания – это миры, отличные от мира сознания бодрствующего, но еще не значит, что они несуществующие.
Особенную ценность миры измененных состояний сознания для меня имею в том, что они содержат в себе предвестников будущих событий, скрытых за символическими образами, и смысловыми сценариями, которые в свою очередь доступны для восприятия. Значение символов ИСС в свое время начал изучать З. Фрейд, а продолжил это направление науки К.Юнг. Ф.Капра и С.Гроф в настоящий момент продолжают исследовать мир бессознательного, давая нам его картографию, что поднимает следующие вопросы. Почему мир бессознательного отгорожен малопроницаемой перегородкой от мира сознания? Что происходит, когда силы бессознательного прорываются в мир сознания? Какие способности помогаю человеку проникать в мир бессознательного, и насколько это безопасно?
Есть гипотеза, что архетипы бессознательного имеют такую природу, которая одновременно и психическая, и физическая, то есть, архетип одновременно вбирает в себя и мир материи, и мир души. Архетип есть та часть мира, где физическое и душевное взаимопроникнуты друг другом, и организованы по определенному паттерну. Например, архетип Анимы и Анимуса, женского и мужского начал, которыми пропитана вся Вселенная, в том числе и человек. Каждый человек содержит эти два архетипа наряду с другими архетипами, в разной степени осознавая их, и проявляя их в себе.
Но прежде, чем углубиться в бездну бессознательного, человек вынужден пройти свою жизнь в обратной последовательности плоть до своего рождения, что для многих невозможно из-за целого перечня травмирующих сознание событий, память о которых вытеснена из сознания, но которые сцеплены с определенными годами жизни, и как невидимая стена останавливают движение сознания вглубь самого себя.
Если человеку удается вспомнить все в своей жизни, и перепрожить ее, возвращаясь к истокам, то он обязательно встретится с переживанием травмы рождения, которая, как и любой другой серьезный кризис, также требует массы сил души и тела. Пройдя еще ряд промежуточных этапов постижения глубин личного бессознательного, человек способен будет постигать бессознательное другого человека или группы людей. Но это предполагает чувствование за других, и чувствование не только того, что происходит в настоящем, но и того, что с большой вероятностью произойдет в будущем. Мир будущего в образах предвестников присутствует в мире бессознательного, и насыщен образами со столь же сильными чувствами, как и те события, которые потом произойдут. Человек, который предвидит события, обречен их переживать вначале накануне этих событий в процессе предвидения, а потом еще раз, когда они случаются.
По мере осознания глубин бессознательного границы мира настоящего и мира сознания бодрствующего расширяются за счет миров других личностей, выходящих далеко за пределы настоящего времени как в будущее, так и в прошедшее. Человек не просто мысленно выходит за пределы мира жизни собственного сознания и тела, но он чувствует миры других людей, как в настоящем, так и в других временах. Можно сказать еще больше. Человек может выйти даже за пределы миров человека, и углубиться в иные уровни вселенной, которые не доступны бодрствующему сознанию человека с общепризнанной в социуме нормой восприятия. Другое дело те люди, которые имеют отклонение от такой нормы, но их души чаще всего не выдерживают длительно таких переживаний и теряют себя, свое лицо, превращаясь в пациентов психиатрических клиник.
Методы маскотерапии, защищающие душу от потери лица, дают мне смелость самому исследовать глубины бессознательного, и безопасно возвращаться в свое тело и бодрствующее сознание после ИСС. Данные методы дают мне смелость проектировать группу людей, способных познавать миры бессознательного с целью предвидения будущего, как отдельных личностей, так и будущего социальных сообществ, или целых стран. На основании проекта по созданию такой группы предвидения будущего я готов сотрудничать с людьми разных философских школ, в том числе и теософского направления.


После выступления были заданы следующие вопросы:

1. Каким образом можно применить мою теорию и знания для того, что бы люди нашего города находили общий язык, и научились договариваться между собой по спорным и конфликтным вопросам?
2. Следует ли человеку стремиться к комфорту в собственной жизни, если учесть, что страдание очищает и дает мудрость?
3. Как защититься от агрессивного отношения к себе, когда влияние другого человека уничтожает наше самовосприятие и навязывает свое?
4. Что может мешать такому трансовому состоянию, которое дает человеку возможность достигнуть миров других людей и других времен?
5. Применим ли опыт вхождения в ИСС с помощью методов С.Грофа?
6. Какие методы вхождения в ИСС применяю я?
7. Можно ли облегчить вхождение в ИСС с помощью алкоголя?
8. Происходит ли заражение другой личностью при поклонении кому-либо?
9. Может ли человек самореализоваться, если он полностью подчинен социальным ожиданиям своих близких?
10. Является ли конфликт единственным способом выхода за пределы шаблонов социальной жизни?
11. Как преодолевать внутриличностные конфликты?
12. Бывают ли неосознанные внутриличностные конфликты?
13. Какова природа бессознательных мотивов?
14. Насколько человек способен творить мир и себя в этом мире?
15. Все ли люди способны творить то, чего до них не было, тем самым, разрывая предопределенность жизни?
16. Как научить человека быть осознанным и творческим, а не марионеткой в руках других людей, или собственных сил бессознательного?
17. Человек богоподобен, или нет?


При ответах на данные вопросы были использованы вышеприведенные теории.
После ответов на вопросы встреча продолжилась в личном формате, когда несколько человек остались для обсуждения тем, выходящих за пределы предложенной, и для выражения собственного отношения к высказанному мной.

Москва
24 октября 2007 г.

Error: